Российские древности: петроглифы и «Олимпийские игры» Тажеранских степей

Наука

Технологии / Наука 37 Просмотров

Как найти меткого мужа в Прибайкалье, в каком виде спорта особенно хороши якуты, в каких стилях рисовали древние сибиряки, как поклоняться петроглифам и зачем шаманам молочная водка, читайте в репортаже с берегов Байкала в рубрике «Российские древности» на Indicator.Ru.

Редкая птица долетит до середины Байкала, и редкий путешественник в Иркутской области остановится посмотреть на Тажеранские степи. По пути к туристической Мекке — острову Ольхон — машины лихо проносятся мимо участка в составе Прибайкальского национального парка между Еланцами и Сахюртой, торопясь встать в пробку перед паромной переправой через самый узкий участок пролива Малое море и подребезжать зубами на «стиральной доске» — дороге на Хужир, ремонтировать которую мешает статус нацпарка. Берега пролива в этих местах действительно не выглядят примечательно. Тажераны — это меньше полусотни квадратных километров выжженной солнцем земли, покрытой лишайниками, сухой травой и кустарничками. Трудно поверить, что эти холмы и камни, коричневые и шероховатые, как панты оленя (не зря возвышенности здесь зовут Плюшевыми горами), овеяны древними легендами, скрывают следы древних людей и стали родиной бурятского аналога Олимпийских игр.

Горы войн и горы мира

Высшей точкой Тажеранского массива считается гора Танхан — священное место для шаманистов. По древней бурятской легенде, когда-то власть не поделили два колдуна: белый шаман Оргойтэ, проживавший в этих местах, и повелитель тьмы (собственно Тан хан, буквально «темный хан»), который хотел завоевать эту землю, а потом и весь мир. Они сражались несколько лет, привлекали новых соратников, но никто не мог одержать верх. Наконец звуки битвы разбудили древних духов, дремавших в одной из пещер (которых, кстати, здесь немало, причем подземные ходы самой длинной, системы Ая-Рядовая, простираются более чем на 1,3 км). Прогневались духи и наслали проклятье на неугомонных воителей. Темный повелитель превратился в гору Танхан, а боевые отряды замерли, как изваяния, в Долине каменных духов. На самом деле естественное происхождение имеют и 990-метровая гора Танхан, и «каменные духи» — скалы-останцы высотой до 13 метров, выточенные ветрами из рыхлой породы. Очертания местности сформировались предположительно 4 млн лет назад не без участия древних интрузий магмы, благодаря которым здесь и по сей день находят редкие минералы. Два из них, тажеранит и названный в честь ассоциации по исследованию глубинных зон земной коры (АЗОПРО) азопроит, были впервые открыты в этих местах (и помогли создать синтетические фианиты). А реликтовую флору и фауну этих мест не смогли уничтожить даже ледники, обтесавшие рельеф холмов до знакомых нам «плюшевых» форм.

Но есть в Тажеранах и менее воинственные сопки, хотя размерами они несколько поскромнее. На краю степей, где в 8 км от поселка Еланцы в Байкал впадает река Анга, стоят две сопки, 12 и 40 метров, сложенные гнейсовыми породами и гранитными пегматитами. «В Яланцовском ведомстве есть две небольших горы, которые имеют продолговато-конусообразную форму и вышиною около 25 сажень. Эти две горы называются одна Малая Ерд (Бага Ерд) и другая Большая Ерд (Ехе Ерд). Эти горы замечательны тем, что прежние буряты во время зэгэтэ аба вокруг Большого Ерд устраивали национальный праздник "хатарха". Окружность Бага Ерд (видимо, Ехе Ерд — Indicator.Ru) около 700 обыкновенных шагов, следовательно, здесь принимали участие около 700 человек, а менее не могли, но больше сколько угодно. Относительно устраивания национального танца хатарха вокруг этой горы есть много народных преданий, которых не успел собрать. В Кудинском ведомстве я слышал, что игры вокруг горы продолжались около 30 дней. Что один молодой человек в 30 дней износил шесть унтов. В Куруичинском ведомстве слышал, что во время игры вокруг гор Ерд (Ерд наадан) хорошие и меткие парни находили себе красивых и хороших жен. Красивые и хорошие девицы находили хороших, умных и метких мужей», — рассказывал об этих местах крупный бурятский этнограф Матвей Хангалов в 1908 году. Про танец данные, судя по всему, оказались неверны: буряты называют такой хоровод ехор. Сообщение о том, что длились игры целый месяц, тоже подтвердить не удалось.

Среднеазиатская олимпиада

Когда же возник праздник? По легенде, в этих местах давным-давно жил богатый человек, который содержал столько овец, что весной устилал шкурами заколотых ягнят все склоны Ехэ Ердо, пока они не побелеют. Возможно, смысл этого действа был в символическом очищении и освящении (белый цвет и сейчас в этих краях считается цветом для подношений духам, поэтому их порой задабривают молоком). На пир и приуроченные к нему игры приезжала молодежь со всего побережья Байкала и даже из Якутии, чтобы посостязаться в стрельбе из лука, конных скачках, борьбе, музыкальных выступлениях, а также перетягивании палок (кстати, национальный спорт якутов) и метании камней. По преданиям, история праздника насчитывает несколько тысячелетий, и все это время местные народы и племена, как древние греки, прекращали междоусобицы и забывали ссоры, чтобы поучаствовать в празднике спорта и искусства.

Место проведения Ердынских игр, вид от петроглифа Елгазур 1 (у села Ялга-Узур)
Екатерина Мищенко/Indicator.Ru

На склоны Ехэ Ердо, которая считается у бурят священным местом, где высшие и низшие миры духов могут открыться для людей, во время игр можно было подниматься только шаманам. Почти у вершины они совершали обряды под пятиметровыми каменными плитами на подпорках. Во время праздника шаманы зажигали жертвенный огонь с ветками можжевельника на вершине сопки, чтобы задобрить духов-эжинов и попросить хорошего приплода скота, дождей, тепла или защиты от болезней. Предания о такой традиции сохранились у современных ольхонских бурят, а вот кто начал проводить эти игры, до конца не понятно. Возможно, это были буряты-эхириты, кочевавшие в этих местах в XIII—XVII вв., а затем перешедшие к оседлости. Но есть гипотезы и о более древнем возникновении праздника.

Был у Ердынских игр и свой Пьер де Кубертен, и звали его Дашиним Дугаров. Доктор исторических наук и кандидат искусствоведения, он изучал истоки шаманизма и фольклорные предания бурят и курыкан. «Ердынские игры представляют собой не узко бурятский, а общеевразийский культово-обрядовый праздник, основанный в Прибайкалье индоевропейскими племенами бронзового века (хронологические рамки этого периода — XXXV/XXXIII-XIII/XI вв. до н. э. — Indicator.Ru). Если эти игры, несмотря на различные катаклизмы и смену разных народов, продолжают функционировать до сих пор, то данный праздник, посвященный культу Неба, Земли, плодородия и культу священного Байкала, «голубого ока» планеты Земля, достоин того, что современные жители Байкальского региона (как потомки аборигенов необъятных просторов Сибири, так и индоевропейские переселенцы из Центральной и Северной Европы — северогерманские народы Скандинавского полуострова и Исландии), могут приезжать к нам на Байкал, и непосредственно к Ердынской горе, чтобы поклониться древнейшим святыням своих далеких предков, потанцевать вместе с бурятами общий круговой хороводный танец ехор и тем самым придать этому великому празднику заслуженный широчайший международный общеевразийский статус, подобный статусу Олимпийских игр», — убеждал он.

Соревнования по стрельбе из бурятского национального лука на современных Ердынских играх
Кирилл Шипицин/ТАСС

В 2000 году мечта историка сбылась, и игры возобновились после перерыва в несколько веков. С 2013 года фестиваль Ердойн наадан занесен в календарь событий ЮНЕСКО, а с 2017 он стал международным, поприветствовав делегации из Монголии, Китая и Кореи. Вместо привычных европейскому глазу олимпийских видов спорта азиатские умельцы состязаются в бурятских песнях и плясках, переноске камней, перетягивании палок, «нэер шаалган» (разбивании хребтовой кости), стрижке овец на скорость, борьбе «бухэ-барилдаан», якутских прыжках и других причудливых дисциплинах. Как и множество других необычных бурятских традиций, праздник живет и даже набирает более 700 соревнующихся для традиционного обхвата горы.

Петроглифы долины реки Анги

Если о древности Ердынских игр можно спорить, то есть в окрестностях следы еще более ранних времен. В долине той же реки Анги (название которой, кстати, произошло от эвенкийского и бурятского слова «пасть животного», «рот», в переносном смысле — «ущелье», «расселина», «промоина») найдено около 30 наскальных рисунков, причем в некоторых местах более поздние изображения наносились на месте облупившихся древних. Исследовать эти изображения начали еще в XIX веке. Советский археолог Алексей Окладников, доктор исторических наук и академик АН СССР, предложил классифицировать петроглифы Сибири по нескольким периодам в зависимости от стилистики.

Самыми древними (палеолит, 10–15 тысяч лет назад) он считал крупные изображения плейстоценовых травоядных, выполненные в статичной позе, с бледным контуром. К неолиту (6,5–10 тысяч лет назад) он отнес фигуры лосей и благородных оленей, а также шаманов с «коронами из перьев». Такие рисунки были либо сделаны протиром (сплошной цвет в углублении), либо контуром, но ярким. Рогатые антропоморфные фигурки в «ажурном» или «скелетном» исполнении были характерны для железного и бронзового веков. Более поздние изображения, вплоть до раннего Средневековья, представлены всадниками и фигурами с композицией: сцены охоты, хороводы, кочевья. В стиле этого периода было рисовать тонконогих лошадей с тонким, длинным туловищем, маленькой головой, и пользоваться техникой сплошного протира.

Петроглифы Тажеран расположены на левом берегу реки Анги, и все, кроме одного, нанесены на мраморовидных известняках. На большинстве рисунков изображены животные, шествующие слева направо (с запада на восток), которые не связаны в сюжетные композиции. Самым древним, по уточненной классификации Окладникова, считается изображение двух лосей в первой группе пункта Сахюртэ 1, выполненных в стиле архаического реализма, без движения. На рисунках бронзового — начала железного века олени, лани и косули изображены во время бега или прыжка. Чуть позднее (концом бронзового — началом железного века) датируются петроглифы первой и второй группы Елгазур 1, выполненные более схематично, но в движении. Художники раннего Средневековья стремятся к геометрии и стараются изобразить четыре конечности. Появляются всадники и антропоморфные фигуры, но люди становятся примитивнее и схематичнее. Еще более поздние фигуры не замкнуты, а словно заключены в двойную скобку («скобчатый стиль»), а наносят их на камень при помощи гравировки (как на Елгазур 2 и 4).

Для примера рассмотрим рисунки на Елгазур 1 подробнее. Сверху видны зооморфные и антропоморфные изображения, различающиеся по стилю. Два более детальных оленя выполнены раньше, а четыре мелких, схематичных фигуры животных и две антропоморфных были вписаны позднее. Во втором ряду по вертикали видны фигура в «ажурном» стиле, под ней (после трещины) — новый олень, а еще ниже — животное с длинным хвостом, напоминающее волка или лису. Наконец, в самом низу, в третьей группе, расположены более поздние четвероногие олени, идущие слева направо.

В 2,5 километра к северу от устья реки Анги, в бухте Ая, тоже найдены петроглифы в «ажурном» стиле, датируемые VII–IV веками до нашей эры. Это изображения людей и животных — не только примелькавшихся оленей, но и лебедя, осетра, лося и нерпы. Сохранились в Тажеранах и остатки от изготовления древних орудий, которые находят в Сахюрте.

Немного за пределами Тажеранских степей и долины Анги расположен знаменитый утес Саган-Заба, расписанный рогатыми шаманами, лебедями и другими фигурами, но он, пожалуй, достоин отдельного материала (Окладников посвятил ему львиную долю книги о петроглифах Байкала).

«Все камни (с наскальными изображениями — прим. Indicator.Ru) почитаются у бурят как камни священные, а знаки на них считаются нарисованным бурханом (божеством, духом — прим. Indicator.Ru). Эжину ангинского камня и камня в бухте Ая ежегодно устраивают жертвоприношения. Перед камнем в Ая лежат всегда монеты, принесенные набожными бурятами, проезжавшими мимо на лодке, в жертву бурхану, нарисовавшему знаки. Хуже всего сохранился камень на Анге; здесь добывался мрамор каким-то иркутским промышленником в непосредственном соседстве с камнем, и рабочие из озорства взорвали часть писаного камня, отчего он сильно осыпался», — сообщал советский этнограф и антрополог первой трети XX века Бернгард Петри. В 1913 году он открыл первые писаницы на горе Сахюртэ, рядом с которой сегодня выстраивается очередь паромной переправы, а в 1937 году его расстреляли по обвинению в шпионаже.

Современные буряты-шаманисты, которых на Байкале немало, тоже приходят сюда «побурханить». Здесь закрадываются сомнения в линейности времени: причудливые ровесники готических соборов в лице «скелетных» рисунков позднего Средневековья, шаманизм, чередующийся с буддизмом (а нередко и объединенный с ним). Шаманы в полном облачении, бьющие в бубен и пускающие дымок на горе, а также поливание столбов в поле молоком могут показаться аттракционом для готовых раскошелиться туристов. А потом буряты вскользь упомянут эжинов, остановят машину, чтобы положить монетку к бурхану или привязать ленточку. Расскажут, как с шаманом пили водку, закусывая арбином (сырой конский жир с печенью, тоже конской и сырой), после специального обряда, чтобы жену друга духи не утягивали за ноги под воду. Проложат маршрут на Google-карте и поедут по своим делам.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии