Облака — белокрылые лошадки? Почему мы видим то, чего нет

Наука

Технологии / Наука 67 Просмотров

Можно ли увидеть на ухе Пушкина свастику, как на Марсе пропал «сфинкс» и помогает ли религия увидеть «спрятанные» лица — все это расскажет новый выпуск рубрики «Шнобелевская премия — это серьезно».

Случалось ли вам когда-нибудь видеть в небе облако, похожее на собаку, слона или другое животное? Или усматривать сходство с человеческим лицом в рисунке молочной пенки на кофе? Наверняка ваш ответ будет «да». На первый взгляд кажется, что это, в общем-то, обычное дело: облако или молоко действительно приняли форму, напоминающую знакомый объект, а воображение «дорисовало» недостающие детали. И это на самом деле так, если мы говорим о житейских ситуациях наподобие тех, что описаны выше. Но иногда усматривание знакомых образов в природных (или рукотворных) объектах приводит к более серьезным последствиям.

Один из самых известных таких случаев связан с фотографией, сделанной в 1976 году космической станцией «Викинг-1». Аппарат снимал поверхность Марса, и на одном из изображений региона Кидония обнаружилось так называемое «Лицо на Марсе» (или «Марсианский сфинкс»). На самом деле это образование — выветренный холм, который при определенной доле воображения (и с учетом плохого качества снимка 1976 года) можно принять за огромное изваяние человеческого лица, выступающее из поверхности планеты. Энтузиасты незамедлительно обнаружили и еще одно «рукотворное» сооружение недалеко от «лица» — нечто, похожее на пирамиды. Разумеется, эти фотографии и их интерпретация породили волну газетных «уток» и псевдонаучных заявлений о том, что на Марсе некогда существовали высокоразвитые цивилизации (позже, в XXI веке, эти участки переснял с высоким разрешением зонд Mars Reconnaissance Orbiter. Естественно, никаких «лиц» и «пирамид» там уже не было).

Давайте разберемся, что кроется за нашим стремлением видеть лица, пирамиды и скрытые символы в самых неподходящих местах, а затем поговорим о том, какую роль это может сыграть в жизни целой страны. А начнем с лауреатов Шнобелевской премии в номинации «Нейронауки» 2014 года — ими стали представители университетов Китая и Канады Цзяньган Лю, Цзюнь Ли, Лу Фэн, Лин Ли, Цзе Тянь и Ган Ли, пытавшиеся понять, что происходит в мозге людей, которые видят лик Христа на поверхности кусочка жареного хлеба. А если серьезно — они изучали парейдолические иллюзии. Так называется формирование зрительных образов, в основе которых лежат детали реальных объектов (силуэт собаки в облаке или фигура человека в плаще на месте самого безобидного куста).

В эксперименте приняли участие 20 добровольцев, которые находились в томографе и рассматривали разные изображения. На некоторых картинках были четкие лица или буквы, на некоторых — размытые с разной степенью интенсивности объекты, а на части картинок никаких изображений не было — был только пятнистый, неопределенный фон. Выяснилось, что некоторые люди увидели изображения лиц и букв даже на тех фотографиях, где заведомо ничего не было. Разумеется, ученые фиксировали активность мозга испытуемых, и детальную информацию об этом можно прочесть в опубликованной ими статье, но выводы исследователей можно описать простой фразой: люди действительно видят то, что ожидают увидеть.

Парейдолические иллюзии могут возникать как у абсолютно здоровых людей (что демонстрирует и описанный выше эксперимент, и наш жизненный опыт), так и у психически нездоровых, и в этом случае парейдолия становится симптомом заболевания. Такие иллюзии являются разновидностью апофении — стремления находить структуру и причинно-следственные связи в случайных событиях и бессмысленных данных.

Термин «апофения» ввел в 1958 году немецкий психиатр Клаус Конрад, который наблюдал за своими пациентами — солдатами вермахта. Конрад выделил в прогрессировании их заболевания две стадии. Во время первой солдаты ощущали необоснованную тревожность, их преследовала паника — это состояние психиатр назвал тремой. А во время второй стадии — апофении — наблюдался уже самый настоящий психоз, при котором солдаты начинали наделять привычные им элементы окружающего мира скрытым значением. Например, один ефрейтор заявлял, что ночной храп его сослуживцев по казарме — не просто храп, а намеренное действие, направленное на то, чтобы его разозлить и не дать ему выспаться. Страдающий от апофении человек постоянно расширяет поле таких скрытых знаков и символов: в случайном сочетании карт на игральном столе он видит зашифрованный код, в дворнике усматривает потенциального маньяка, а в необычном природном ландшафте видит признак вмешательства инопланетных цивилизаций.

Но не стоит думать, что апофении и ее разновидностям подвержены только страдающие от шизофрении и психозов люди. Конрад наблюдал клинические случаи, которые помогли ему сформулировать описание расстройства, но на самом деле мы сталкиваемся с этим явлением и в повседневной жизни. Ученые полагают, что к легкой апофении склонны люди двух типов: ощущающие опасность или потерю контроля над ситуацией, а также те, кто склонен к следованию некой стройной и непротиворечивой идеологии (например, религиозной или политической — главное, чтобы она была связной и осмысленной). Для таких людей характерно конспирологическое мышление — и способность видеть тайные знаки там, где их нет.

Так, в 2008 году в журнале Science вышла статья американских ученых Дженнифер Уитсон и Адама Галински. Они провели шесть экспериментов, в ходе которых просили людей вспомнить ситуации, когда они находились в опасности или ощущали потерю контроля, а затем просили посмотреть на различные изображения или подумать над наличием связи между какими-либо событиями. Оказалось, что тревога действительно провоцирует апофению: испытуемые видели зашифрованные в картинках объекты и были склонны поверить, например, в то, что между постукиванием по дереву «на удачу» и благоприятным исходом ситуации действительно есть связь. Другие исследования также показали: тревога перед экзаменом повышает вероятность того, что студенты будут верить в конспирологические теории, касающиеся представителей разных национальностей (например, евреев); а те, кто испытывает ощущение бессилия, склонны верить в теории заговора с участием правительства. Это было продемонстрировано исследователями из США, изучившими мнение 1104 афроамериканцев. Более 85% опрошенных полностью или частично согласились с тем, что афроамериканцы подвергаются преследованиям со стороны полиции и что система правосудия США несправедлива по отношению к темнокожему населению. Более 70% заявили, что государство скрывает информацию о распространении ВИЧ; более 55% согласились с тем, что власти более пристально следят за общественными организациями афроамериканцев, чем за объединениями «белых людей». Половина опрошенных была уверена, что правительство специально распространяет наркотики среди темнокожих американцев и что ношение оружия в США разрешено именно для того, чтобы количество темнокожих сокращалось. К удивлению ученых, пол, возраст и уровень образования опрошенных не влияли на степень их веры в теории заговора — в отличие от мнения о том, могут ли афроамериканцы путем голосования или иных легальных действий участвовать в принятии политических решений в стране. Люди, полагающие, что темнокожее население по определению не может ни на что повлиять, верили и в то, что правительство США намеренно вредит им.

И, конечно, стоит отметить исследование финских ученых, опубликованное в 2012 году. В нем приняли участие 47 добровольцев, относившие себя к одной из трех групп: «религиозный человек», «верю в паранормальные явления», «скептик». Испытуемых попросили ответить на вопросы, касающиеся их веры в различные явления (например, в то, что при помощи астрологии можно предсказывать будущее), а также показали несколько десятков фотографий. На них были сняты пейзажи, здания, обстановки помещений — при этом на части снимков имелись участки и сочетания предметов, напоминающие лица, а на некоторых — нет. Исследователи подтвердили: религиозные и верящие в паранормальное люди успешнее находили на снимках имеющиеся там «спрятанные» лица, а также гораздо чаще замечали их там, где ничего подобного не было. Так что шнобелевские лауреаты 2014 года были не одиноки в своих исследованиях парейдолии, склонность к которой зависит от нашего психологического состояния и мировоззрения и которая не ограничивается только нахождением лиц на Марсе или на горных пейзажах отдельными людьми.

Массовое распространение апофении характерно не только для современных афроамериканцев. В идеологии СССР в 1935–1938 годах огромную роль играл образ «классового врага»: «попов», «кулаков», «дворян». Людей арестовывали за происхождение, распространение пропаганды (например, рассказ «неправильного» анекдота), за вредительство на производстве и многое другое. «Враги» были необходимы, чтобы оправдывать провалы экономической политики и проведение репрессий, держать общество в состоянии постоянной мобилизации. Самое сложное в поимке «врагов» было то, что они успешно маскировались под добропорядочных советских граждан: «вредителем» мог оказаться сосед, стоящий за соседним станком рабочий и даже ближайший родственник. И чтобы узнать «врага» или заметить следы его антисоветской деятельности, нужно было быть очень внимательным.

Так, в 1937 году — в год столетия со смерти Александра Пушкина — был выпущен огромный тираж школьных тетрадей с иллюстрациями к произведениям поэта на обложках. Однако спустя несколько месяцев все тетради было велено изъять из продажи и из школ. Дело было в том, что Павел Постышев, первый секретарь Куйбышевского обкома, нашел в иллюстрациях множество опасных знаков и призывов. Так, в рисунке ремешков обуви вещего Олега и в вязи на рукоятке его меча Постышев усмотрел лозунг «Долой ВКП», а на ухе Пушкина — свастику. Авторов иллюстраций сослали — одного в Воркуту, второго на Колыму (оба вернулись, правда, один из них потерял пальцы ног).

Цензоры, вооруженные лупой, рассматривали печатную продукцию, рисунки на тканях, оборудовании, предметах домашнего обихода. Причем не просто рассматривали, а поворачивали все объекты, потому что иногда «знаки» можно было увидеть только под определенным углом. Из-за этого сняли с производства множество расцветок ткани, отозвали партию пуговиц в форме футбольного мяча (в рисунке его линий увидели свастику) и изъяли маслобойки определенной конструкции (виной всему были лопасти — в изгибе их линий также нашли свастику). В рисунке пламени на повернутом вверх ногами коробке спичек получилось рассмотреть профиль Троцкого — врага государства номер один. В костре на зажиме для пионерского галстука усмотрели буквы «Т», «З» и «Ш» — у костра было три язычка пламени, соответственно, при повороте он по очереди превращался в эти буквы. А означали они, конечно же, «троцкистско-зиновьевская шайка». Особо ретивые члены партии находили изображение свастики даже в складках пальто на фотографиях Сталина — правда, после тревожных сообщений об этом Главлит запретил так пристально рассматривать снимки и рисунки вождя, потому что пытаться найти вражеские знаки на его портретах могут только враги.

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Комментарии